Публикации МИГА

Весна 2018, Номер 1

Тсехаспанагитакан андес («Журнал исследований геноцида»)

Джихад и Геноцид армян: манифесты, инструкции и призывы
Шушан Хачатрян

Страницы 9-43

Резюме
Религия стала в руках младотурков инструментом для вовлечения мусульманского населения Османской империи в войну. Они призывали мусульман принять участие в джихаде-священной войне против неверных-гявуров, т.е. против христиан Османской империи. С этой целью использовалась религиозная пропаганда, османской светской и духовной элитой разрабатывались и публиковались манифесты, призывы, листовки и памфлеты, в которых делался акцент на необходимость защитить ислам от «неверующих». Применялась специальная религиозная терминология и подтекст, результатом чего стали массовые убийства христиан, и в первую очередь армян, в которых приняли широкое участие почти все религиозные и социальные слои населения – мусульманское духовенство, военные, богатые и простые граждане.
Ключевые слова: джихад, священная война, султан, шейх-уль-ислам, фетва, памфлет, призывы, листовка, неверные–гявуры.

 

Коту-Хан: об одной станции на пути депортации в провинции Себастия
Роберт Сукиасян

Страницы 44-60

Резюме
В статье представлены события в Коту-хане, где при депортации армян провинции Себастия в 1915 году произошли массовые убийства и грабежи. Исследование основано на свидетельствах выживших очевидцев, которые сохранились в армянских архивах, были опубликованы в СМИ, в отдельных книгах и сборниках свидетельства выживших, в документах о судебных разбирательствах над младотурками, а также в других исследованиях по этой теме. Всесторонне рассмотренный материал показывает, что насилие, массовые убийства и грабежи, совершенные группой «Страховая комиссия», координировались властями и по своей природе не являлись беспрецедентными. Особое внимание уделяется отношениям и взаимодействию между связанными с событиями на станции иностранными свидетелями, жертвами и преступными группами.
Ключевые слова: Геноцид армян, Себастия, Коту-хан, депортация, убийство, мародерство, страховая комиссия, провинция, шесть вилайетов, иностранные свидетели.

 

Свидетельство Арама Антоняна о преступлениях, совершенных в Эвереке губернатором провинции Дер Зор Салех Зеки Бейом
Мигран Минасян

Страницы 61-70

Резюме
В статье представлены неопубликованные свидетельства известного писателя, редактора, историка и деятеля просвещения и культуры Арама Антоняна (Константинополь, 1879 — Париж, 1951) о зверствах, совершенных Салехом Зеки-беем в Эвереке, городе близ Кесарии. После Эверека Зеки Бей был назначен губернатором провинции Дер Зор и стал главным палачом тысяч армян, которые были депортированы в сирийские пустыни.
Автор свидетельства в первой главе описывает, как Зеки бей был назначен правителем такого важного района, как Дер Зор, где находились тысячи армян, депортированных сюда из разных частей империи. Это было сделано, не принимая во внимание зверств, совершенных им в Эвереке, и жалобы Армянского патриархата Константинополя против него. Это назначение кажется не случайным, а скорее продуманным и спланированным решением, так как два губернатора Алеппо, которые отказались участвовать непосредственно в массовых убийствах армян, были официально уволены и заменены Мустафой Абдул Халик Беем (Ренда), палачом армян Багеша. До массовых убийств Зеки также назначил на важные должности людей, которые были его сторонниками и сотрудничали с ним во время массовой резни армян. К опубликованному документу прилагаются также соответствующие примечания.
Ключевые слова: Арам Антонян, Зеки Бей, Мустафа Абдул Халик Бей, Эверек, Дер Зор, массовые убийства армян, депортация армян.

 

Младотурецкая политика присвоения и уничтожения армянских культурных ценностей (1915-1918 гг.)
Седа Парсамян

Страницы 71-104

Резюме
В статье представлена политика присвоения и уничтожения армянских культурных ценностей в 1915-1918 гг., как составная часть младотурецкой геноцидальной программы, с помощью следующих наблюдений:
1. До геноцида правительство разработало механизм для дальнейшего присвоения армянского национального имущества. Таким преднамеренным шагом являлась, например, последовательная политика младотурок, направленная на признание отсутствия наследников имущества Армянской церкви.
2. Правительственные решения, направленные на конфискацию личного и национального имущества армян в период геноцида, и их последовательное применение.
3. Участие и функции широких слоев турецкого общества в присвоении и уничтожении армянских культурных ценностей.
Ключевые слова: культурная ценность, национальное имущество, младотурецкое правительство, правительственные решения, уничтожение, конфискация, присвоение, государственная политика, геноцид, преднамеренность.

 

Формирование и трансформация Дня памяти жертв Геноцида армян (часть 1)
Арутюн Марутян

Страницы 105-129

Резюме
24 апреля – не только день памяти Геноцида армян. Этот день является одним из тех важнейших и единичных элементов армянской идентичности, который невидимыми нитями объединяет всех армян. Формирование дня памяти проходило через многочисленные политические перипетии. День памяти – это воплощение уровня наличия памяти о геноциде в однодневном событии, т.е. итог реалий и представлений проводимой политики и пропаганды, существующих на этот день.
Траурные мероприятия – это первые формы организации памятных поминовений, которые после окончания Первой мировой войны проводились как в общинах, существующих столетиями, так и в формирующихся колониях армянской диаспоры. Их целью было в первую очередь выразить скорбь и почтить память жертв геноцида. В этих траурных мероприятиях люди скорбели о смерти своих близких и родных, а также о сотнях тысяч незнакомых жертв не только персонально, но коллективно, что определенным образом облегчало тяжесть потерь. Параллельно этому подчеркивалась необходимость поддержки сирот, вдов, и вообще нуждающихся в помощи не путем скорби, а путем созидательного труда. Таким образом, траурные памятные мероприятия играли своего рода этнообъединительную роль, иностранному же окружению они демонстрировали объединение армян, хотя и выраженное в совместной скорби. Проявлением обúединенности в день памяти были также отмена занятий в армянских школах, прекращение работ национальных учреждений, магазинов и т.п.
Структура памятных мероприятий выделялась определенной общностью: главная роль принадлежала духовным отцам, как правило, приглашались также представители других христианских церквей, т.е. подчеркивалась христианская принадлежность жертв как одна из причин массовой резни.
Другая часть памятных мероприятий – чтение стихов погибших поэтов, речи от имени различного рода организаций и политических партий. Именно выступления представителей интеллигенции, деятелей общин и партий придавали участникам памятных мероприятий веру в будущее армянства. Все докладчики, как правило, вначале объясняли, зачем нужно вспоминать и, в частности, совместно вспоминать о жертвах массовой резни. Присутствующим представлялась концепция существования связи между жертвами и фактом наличия созданной ценою их жизни Армянской республики. Помимо жесткой критики тех, кто осуществил резню, акцентировалось, что местью должно быть усиление Армении, а проявлением победы армян – воля народа к выживанию, сам факт выживания. Участие в скорбных шествиях армянских военных деятелей, участников боев самообороны было обусловлено желанием представить армян как борющийся народ.
На траурные шествия, как правило, приглашались представители широких кругов общественности страны проживания – церковные деятели, высокопоставленные военные, представители дипломатического корпуса. Этим делалась также скромная попытка выйти за узкие, внутриобщинные рамки этих мероприятий.
Ключевые слова: Геноцид армян, день памяти жертв геноцида, скорбь, памятные мероприятия.

 

Сексуальное насилие в международном криминальном праве: насильственные браки как преступления против человечества
Эдита Гзоян

Страницы 130-142

Резюме
На протяжении всей истории человечества сексуальное насилие всегда было неотъемлемой частью вооружённых конфликтов. Однако, несмотря на распространённое применение, только недавно сексуальное насилие вошло в сферу международного права и было признано инструментом войны, а не неизбежным продуктом вооружённых конфликтов.
Учреждение международных криминальных трибуналов в 90-е годы 20-го века и Международного уголовного суда во многом способствовали криминализации сексуального насилия во время преступлений против человечества, военных преступлений и геноцидов. Рассматривая историю криминализации сексуального насилия, в статье анализируется понятие насильственного брака как преступления против человечества, которое возникло после конфликта в Сьерра-Леоне, хотя его истоки провляются со времени Геноцида армян 1915 года.
Ключевые слова: сексуальное насилие, насильственные браки, международное уголовное право, международные уголовные суды, преступления против человечества, военные преступления, геноцид, суды Нюрнберга и Токио, Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии, Международный уголовный трибунал по Руанде, Специальный суд по Сьерра-Леоне, Международный уголовный трибунал.

 

Рецензия. “Ерванд Кассуни, «Тюрьма Аяш»: доктор Аветис Наггашян и осужденные депортированные, Бейрут, 2018, 400 с.”
Аревик Аветисян

Страницы 143-149

 

СКАЧАТЬ НОМЕР ЦЕЛИКОМ

Theme: Overlay by Kaira